Clever_Turtle
Carry me close to your heart. (c)
Название: От любви до ненависти.
Автор: Clever_Turtle.
Дисклеймер: права на личную жизнь героев и их самих автору не принадлежат.
Предупреждение: возможно легкое ООС, ненормативная лексика, перебор с сентиментальностью, отсутствие бета-версии).
Пейринг: AKame.
Жанр: angst, yaoi, romantic.
От Автора: Автор от всей души и сердца просит прощения у Аканиши Джина. А так же хочет предупредить читателей о том, что данный рассказ был написан после продолжительного эмоционального порыва в пользу некоторых произошедших событий, более того этот фанф, скорее всего, обещает быть последним.
Спасибо за внимание.
Размещение: только с разрешения автора.

Переполненные залы ожидания пребывают в неком сонном состоянии. На дворе октябрь, и за окном моросит противный дождь, мелкими каплями ударяясь в запотевшие окна аэропорта. Осень в Японии не назвать холодной, но он замерзает в неуютном кресле, плотнее кутаясь в свою поношенную ветровку, что была выужена из горы старого хлама только ради конспирации. Он поправляет темные очки, сползшие на переносицу и искренне не понимает, чего он забыл в этом месте. В голове толпятся разного рода мысли, но ни одна из них не объясняет его нынешнего местонахождения.
Все вышло совершенно сумбурно.
Он просто позвонил. И он просто примчался.
Они не виделись месяца три. Была б его воля, они бы не виделись и всю оставшуюся жизнь. Тот не звонил ему, хотя он сам просил его об этом. Он считает себя идиотом, но верит, что поступил тогда правильно. Пытается верить в это.
В зале ожидания сидеть неуютно.
Здесь будто время течет куда медленнее, но зато у него есть время подумать. У него есть время, что бы просто сбежать.
В зале ожидания довольно шумно.
Много счастливых улыбок и много слез, много веселой болтовни и фальшивого смеха. Он благодарен этому. Он просто не хочет слышать свои мысли.
Они не виделись три месяца. Ни звонков, ни писем на e-mail. Он просил Его не звонить. Но сам изредка получал краткие сообщения от Ямапи о состоянии его здоровья, жизни, делах. Он не просил его, они никогда даже не были друзьями. Ямапи зачем-то навязался сам. Он молился где-то глубоко в себе, чтобы эти краткие сообщения остались для Него нераскрытой тайной.
Он просто позвонил. И он просто примчался.
Объявляют о посадке самолета. Почему-то сердце чуть не останавливается.
“Только не произноси “Эй, Каме”… Не называй меня по имени. Прошу, не говори…”

Он медленно поднимается из кресла, когда видит у входа знакомый силуэт-парня в темной толстовке, капюшон которой скрывает растрепавшиеся в долгой поездке волосы. Глаза его скрыты за солнцезащитными очками, которые тот давно привык использовать не по назначению, а как типичный аксессуар. Относительно небольшая багажная сумка на колесиках-это все, что плетется у него за спиной. Рука небрежно засунута в глубокий карман широких потертых джинсов.

-Эй… Привет,-неуверенно произносит он, подходя ближе. Голос не слушается и звучит слишком мягко, не так, как ему на самом деле хотелось бы.
-Привет,-отвечают ему тоном, исполненным холода и безразличия. Очки тщательно скрывают глаза Казуи, за что тот им премного благодарен.-Кто-нибудь еще в курсе твоего приезда?-спокойно интересуется он, изображая всю свою безучастность.
-Нет. Я никому не говорил,- тут же откликается парень.
-Поехали в отель,-только и произносит Каме, цепко хватая того за запястье и волоча его за собой к выходу из этого ужасного места, названного залом ожидания.

Сидя в машине, всю дорогу они ехали молча. Таксист их, к счастью, не узнал, так как выглядели они типичной молодежью. Джин не спросил его, почему они обязаны ехать в отель, почему бы просто не завалиться к кому-нибудь домой. Ответ был слишком очевиден и прост: Каме не хочет, что бы кто-то их видел.
Он сидел, уставившись в запотевшее, мутное окно. Звук вырывающегося из груди сердца рвал барабанные перепонки. В ладонях еще оставалось тепло его запястья.
Больно. Невыносимо больно.

-Приятного отдыха. Мы рады Вас обслуживать,-фальшиво уронил служащий и натянуто улыбнулся.
Хлопок двери. Щелчок замка.
-Каме…
“Не называй меня так…”-только и успевает подумать Казуя, но сделать с собой ничего уже не может.
Через мгновенье они стоят обнявшись, жадно впившись в губы друг друга.
-Я тебя ненавижу. Всем сердцем ненавижу…-сбивчиво шепчет Каме, прежде чем Джин снова завладевает его ртом.-Ты и представить себе не можешь, сколько я натерпелся, тварь… Ненавижу…
Каме целует его губы, всецело отдаваясь порыву, необузданному желанию. Он считает себя жалким, но вполне этого заслужившим.
Джин молчит, попросту игнорирует оскорбления в свой адрес, но Каме знает, он просто уверен, что задел его за живое.
Губы беспрестанно блуждают по шеи Каменаши, изнывающей от многочисленных засосов. Джин больше не сдерживает себя, кусая нежную кожу, раздразнивая языком. Его руки быстро освобождают Казую от мокрой ветровки, его же от ненужной толстовки. Пальцы нетерпеливо дергают за пряжку ремня, Каме помогает Джину справиться с ней. Когда их джинсы оказываются на полу, они оба понимают, что не дойдут сегодня до кровати.
Губы сплетаются в горячем поцелуе. Хотя это уже не походит на поцелуй.
Слишком жадно. Слишком желанно. Слишком нетерпеливо.
Пальцы Каме до боли сжимают края маленького бара в прихожей, на который они успели приземлиться, когда пальцы Джина уверенно обхватывают его член. Казуя сладко стонет, неспособный сдержать ни звука. Язык Аканиши томительно играет с напрягшимися сосками, пока рука неспешно ласкает пах.
Каме запускает ладонь в его волосы. Кажется, сегодня ему не удастся поспать.

-Зачем ты позвонил?-безучастно кидает Казуя в пустоту. Сидя на кресле, расположенным рядом с широким окном, он наблюдает полоску горизонта, едва светящуюся розовыми отголосками рассвета.
-Тебя хотел увидеть…-спокойно отвечает Джин. Он, верно, тоже хотел бы отличаться хладнокровностью, но он не из тех людей, что умеют натурально притворяться в подобных ситуациях. Аканиши без всякого стыда и смущения разглядывает лицо Казуи, лениво распростершись на кровати. Тот слишком увлечен рассветом и не заметит своего тихого наблюдателя, думается ему.
-Зачем?...-снова повторяет Каме, отметив после про себя, что этот вопрос глуп и неуместен, после того как сам напрашиваешься на секс, а потом позволяешь трахать себя до потемнения в глазах.
-Не знаю…-словно эхо отдается голос Джина о ровные стены гостиничного номера.
Казуя молча поднимается с кресла и идет в коридор за оставленными там штанами. Спустя минуту он появляется в дверном проеме, уже успев натянуть их на бедра.
-Куда ты?-прозвучало не то ли с нотами разочарования, не то ли с нотками мольбы.
Аканиши осекся, напомнив себе, что ему не семнадцать: не помешало бы вспомнить о гордости.
-Мне нужно идти,-сухо откликается тот.
-Эй! Подожди…-Джин внезапно подрывается с кровати, заметив, что Каме уже надевает еще влажную ветровку.-Я могу звонить?...-неуверенно кидает он.
-Ненужно.
-Чего?...
--Возвращайся в Америку, Джин…-холодно добавляет Каме.-Приехал, трахнул, получил… Доволен? А теперь катись назад в свою Америку! Бухай, развлекайся, продолжай лапать красивых девчонок, которые вешаются на тебя толпами… А про меня забудь,-спокойно выдыхает он.
-Не понял… Ты чего несешь? Какие вообще девчонки?-в недоумении уставился на него Аканиши, не понимая, чего тот городит.
-Да ладно. Я все знаю,-кивает тот, невесело усмехнувшись. Кажется, маска безразличия дала трещину.
-Кто тебе сказал такое?
-Неважно.
-Рё, Ямапи? Кто?-упрямо твердит тот.
-Это неважно.
-Ладно. Допустим. А этот кто-то не сказал тебе, что теми особами были мои антифаны, которые хотели выложить жесткий “домашний компромат” из личного архива Аканиши Джина? Этого твой инкогнито не упомянул?-холодно бросает Джин, повысив голос.
У Каме не было пути назад. Ему нужно было просто уйти.
-Прощай.
Слова не успели растаять в воздухе, как знакомые руки резко развернули Каменаши и крепко прижали к такому родному телу.
-Послушай…
-Отпусти меня,- попытался вырваться Каме, но, казалось, за прошедшее время Джин стал еще сильнее.
-Нет.
-Я сказал, отпусти меня.
-Нет. Заткнись и послушай,-грубо оборвал того Аканиши. Чувствуя, что Казуя перестал сопротивляться, он наклонился к нему ближе.-Верь только мне, говори только со мной…-шептал он, едва касаясь губами его уха.-Нам многое пришлось пережить за это время. Уверен, что ты натерпелся куда больше меня… Ты можешь оскорблять меня, ненавидеть, но ты не имеешь никакого права. Слышишь? Ты не имеешь абсолютно никакого права вот так запросто исчезать из моей жизни! Какого черта ты отдаляешься от меня, Каме? Я так люблю тебя… Какого черта?...
Верно, замирает дыхание, когда слышишь такое. В такие моменты кажется, что Ваш мир перевернулся.
-Это преступление?-вдруг робко выдыхает Казуя.
-Что?...-слегка отстраняясь, опуская руки на талию Каме, непонимающе смотрит на него Джин.
-Это преступление?... Ненавидеть человека, которого любишь больше всего на свете… Это преступление?-тихо произносит тот, заглянув ему в глаза.
-Ты самый большой преступник?-едва усмехается Баканиши, смущенно опуская взгляд.
-Я не хочу быть преступником… Не хочу…-предательски краснея, выдыхает Казуя ему в губы.
Сегодняшней ночью им не заснуть.

@темы: Akame, JE